помнишь, ты как-то просил рассказать, как же я нашел такое сокровище, как ты? вот, с опозданием, но все же.


По искрящемуся океану, бескрайнему и бездонному, скользило крошечное суденышко без паруса и мачты, без руля и каюты. Единственное кривенькое весло билось о левый борт, потому что правое давно где-то утонуло, смытое волной. Маленький человечек из горького шоколада спал на дне суденышка, укутавшись в смятую разноцветную фольгу, спал и знать не знал, как далеко его забросит очередной водный вал, уже который день бросавший странный кораблик из стороны в сторону по плотной паутине параллелей и меридианов.
Человечек из горького шоколада поднял голову и сонно проморгался, его лакричные глаза с любопытством выглянули из-за бортика судна. Он впервые оказался в океане, и хотя уже провел там несколько дней, не подозревая, как выбраться, все же ему было очень интересно.
Суденышко, позаимствованное после долгих уговоров у одного из островных корабельщиков, укоризненно скрипело единственным оставшимся веслом. Человечек спешно поднялся и взялся за управление, начав грести в неизвестном направлении. Вдруг в лучах поднимающегося солнца вдали показалось что-то темное, возвышающееся над водой. Сначала человечек подумал, что это могла бы быть чайка, хотя за несколько дней он не видел ни одной. Потом человечек подумал, что это вполне могло бы быть морское чудовище, таинственным образом попавшее в океан. Потом человечек подумал, что неплохо бы этому оказаться пиратским судном, везущим награбленную добычу. А потом вдруг оказалось, что это скалистый остров, поросший цветами и деревьями.
Привязав свой крошечный кораблик к крепкому суку, человечек из горького шоколада взобрался по воздушному корню свисающему с вершины скалистого обрыва. Оттуда он осмотрелся, и в его черных лакричных глазах отразилось дикое великолепие буйства растений, появившихся на благодатной почве и предоставленных самим себе.
Тогда человечек подумал, что это мог бы быть необитаемый остров, где он мог бы поселиться, как незабвенный Робинзон Крузо. Потом человечек подумал, что это мог бы быть волшебный остров, населенный феями, гномами, эльфами, единорогами и другими магическими существами, надежно спрятавшимися от глаз простых людей. Он даже подумал, что было бы славно, если бы остров оказался давно потерянной Атлантидой и если бы он смог найти пропавший застывший во времени древний народ. А потом ему пришло в голову, что где-нибудь в сердце острова мог бы быть зарыт клад, веками дожидающийся какого-нибудь авантюриста, осмелившегося переплыть океан и найти его.
Маленький человечек из горького шоколада оглянулся на свою лодочку и, убедившись, что она надежно закреплена, пошел вглубь зарослей из разноцветного мармелада. Диковинные растения покачивали ветвями и цветами, источая удивительно вкусный аромат. Но человечек из горького шоколада не чувствовал его. Он уверенно шел прямо в центр острова, мечтая открыть великую тайну и найти клад. Наконец, он добрел до огромной скалы, испещренной трещинами, из которых вились гибкие плети кислого плюща, и щелями с пробивающимися из них струйками яблочного сиропа. Обойдя скалу по кругу и не найдя никакого входа, человечек печально вздохнул и хотел было отказаться от мечты найти клад. Вдруг будто вся скала вздохнула в ответ. Поднялся ветер, всколыхнувший заросли плюща, и вдруг под живой завесой оказался вход, слишком маленький, чтобы в него смог протиснуться обычный челочек, но весьма подходящий для нашего человечка. Ведь он был крошечным и шоколадным.
Человечек чуть отодвинул плющ в сторону и вошел. В проходе было совсем темно, свет почти не проникал снаружи, теряясь в широких разноцветных листьях, но человечек упорно шел вперед, двигаясь на ощупь. И вот впереди показалось сияние. Совсем слабое сначала, с каждым шагом оно становилось все сильнее, пока не превратилось, наконец, в огромную комнату, заполненную золотом и украшениями. Все они сверкали в розовом утреннем свете, падающем из огромного витража в потолке.
Человечек из горького шоколада улыбнулся и осмотрелся по сторонам. Вокруг действительно было очень красиво. Нити жемчужных и самоцветных бус свисали из сундуков, сплетались, создавая кружевную паутину по стенам, перетекали друг в друга и рассыпались по полу отдельными драгоценными камешками, рассыпая искры солнечных зайчиков. Струи мягкого шелка и шифона легко укрывали пол и столы, обволакивая и нежно обнимая. И вдруг среди всего этого великолепия на пьедестале, обитом темно-малиновым теплым бархатом, человечек увидел Сокровище. И тут же блеск драгоценностей вокруг стал казаться менее ярким. Человечек из горького шоколада тихо счастливо улыбнулся и подошел к Сокровищу. Наконец он нашел тот клад, который искал.
- Ты пойдешь со мной? – спросил человечек у Сокровища.
Но Сокровище подозрительно сощурилось на него и отрицательно покачало головой.
- С чего бы мне соглашаться?
Человечек задумался.
- Я хотел бы всю свою жизнь провести с тобой, - сказал он спустя несколько секунд.
Но Сокровище не верило.
- Однажды тебе будет нечего есть, тебе нужны будут деньги и ты продашь меня.
Человечек улыбнулся снова.
- Я сам из шоколада, мне не нужно есть.
И все же Сокровище настаивало на своем.
- Ты не сможешь всегда брать меня с собой и однажды просто оставишь где-нибудь или потеряешь.
Тогда человечек снова задумался. А потом согласно кивнул.
- И верно, моя лодочка с трудом донесла меня сюда, забрать тебя с собой я не смогу…
Сокровище хмыкнуло и хотело приказать человечку убираться восвояси, но тот продолжил, улыбнувшись снова.
- Но если ты не можешь уйти со мной, могу я остаться здесь с тобой? Мне не нужны ни пища, ни вода. Здесь очень красиво и ты будешь рядом со мной. Я был бы счастлив, позволь ты мне остаться.
Обреченно вздохнув, Сокровище кивнуло и чуть подвинулось. А маленький человечек из горького шоколада сел рядом, прижавшись боком и осторожно обняв Сокровище крошечными горькими ручками. А потом взошедшее полуденное солнце растопило его, и он навсегда застыл, обнимая свое Сокровище и счастливо улыбаясь.


от псины